Вы когда-нибудь ели мороженое со вкусом зеленого горошка? Я вот на Хайнане продегустировала. А еще есть мороженое из свеклы и из фасоли. Видя мое изумление, китайцы говорили: «Мы едим все, что двигается по земле, летает и плавает, кроме танков, самолетов и подводных лодок!» – и заливисто хохотали.

Тем, кто ищет уединения, явно не надо ехать на Хайнань – единственный тропический курорт в Китае, куда в отпуск устремляется вся Поднебесная. Судя по всему, своих туристов тут хватает, и в притоке иностранных туристов здесь не слишком заинтересованы, так как Хайнань не особенно рекламируют. Навыки в английском языке вам здесь не пригодятся, потому что китайцы упорно по-английски не говорят, и общаться с ними по-русски гораздо проще.

Хайнань вошел в состав Китая только в 1965 году – до этого он, как и Тайвань по сей день, находился под гоминьдановцами. Сначала это был стратегический объект. Военных баз тут и сейчас много, а несколько лет назад построили космодром, на котором регулярно происходят запуски. Но с начала нулевых годов здесь начали возводить топовый курорт. А когда встал вопрос о том, чтобы открыть его для иностранцев, то имели в виду прежде всего россиян.

Потом еще казахи стали ездить, вообще для казахов Хайнань – это как Анталия для нас. А поскольку казахи тоже все русскоязычные, то и у них все эти рестораны «Наша СССР» и «Крылофф» вызывают ностальгические чувства. Если в других юго-восточных странах есть парадная отельная сторона, а выйдешь в город – там нищета и все обшарпано, то на Хайнане этого нет.

Все стерильно. Армия дворников и садовников постоянно что-то подстригает, подметает – и не только в отелях. Главный курортный город Санья находится на юге острова. Я ожидала увидеть этакую «воронью слободку», а он оказался мегаполисом с небоскребами и улицами-проспектами, каждая из которых шире Тверской и Ленинского. А ведь всего 12 лет назад на месте города был дикий лес.

Здесь уже обустроены три бухты, сейчас активно облагораживают третью. Бухта Дадунхай наиболее оживленная, это место для тех, кто любит компании, всевозможные водные аттракционы от скутеров до парапланов. Бухта Саньявань самая протяженная и длинная – там немного меньше туристической инфраструктуры и пляжи посвободнее. И, наконец, в бухте Ялунвань отдыхают в основном китайские бюджетники, по сравнению с Дадунхаем размещение там в полтора-два раза дороже. Мы спрашивали, как китайцы туда попадают. У них есть система поощрений – путевки для передовиков производства, премии и льготы. Но рядовой китаец вполне может себе позволить раз в год отдохнуть на Хайнане.

Средняя зарплата в Китае уже выше, чем по России: три-четыре тысячи юаней считается скромной зарплатой для бюджетника, на наши деньги это 30–40 тысяч. В курортном районе зарплаты повыше – и пять, и шесть тысяч юаней.

Обжитые китайские пляжи напоминают советскую Евпаторию или Анапу. Иногда там не то что лечь – встать затруднительно. Причем в китайской культуре не очень принято загорать, загар считается признаком плебейства, так что на пляжах аборигены не валяются, а тусуются.

Китайцы всех возрастов остервенело копают песок, так что с самого утра пляж покрывается замками, ямами, окопами и котлованами, и пo всему пляжу из песка торчат головы, на которые хорошо бы не наступить. Многие играют в спортивные игры или просто сидят в одежде и отрешенно любуются морем.

Хайнань позиционирует себя как здравница. Все виды лечения и ухода за собой присутствуют.  омимо всяческой физиотерапии, массажа, иглоукалываний здесь предлагают гостям разные китайские снадобья. Меня настойчиво уверяли, что мне жизненно необходим сквален – акулий жир.

Но лечение, прямо скажем, не дешевое. Может, у китайцев есть какие-то абонементы, а вот казахстанские шахтеры, которые приезжают, чтобы пройти курс лечения, быстро понимают, что им это не по деньгам, и просто отдыхают на пляже.

Цены на все, кстати, тут отнюдь не травоядные. Отдыхать во Вьетнаме, Таиланде, Камбoдже, на Бали дешевле в разы. Килограмм говядины на Хайнане стоит 100 юаней (1000 рублей) – и это цены не для туристов, а для местных жителей, которых тут свыше восьми миллионов.

Для сравнения, тот же килограмм мяса на материке – 50 юаней, что тоже не три рубля. Примитивные маечки, которые у нас стоят не дороже полутора тысяч рублей, здесь продают за три. Качественные дизайнерские платья, которые в Москве можно купить за 7–15 тысяч рублей, здесь торгуют за 28–30 тысяч.

Экскурсионная программа на Хайнане просто безграничная: джунгли, лазанье по горам, сплав по рекам, этнографические деревни национальных меньшинств. Причем в те же джунгли можно поехать по облегченному туристическому маршруту и гулять по дорожкам, а есть маршруты сложные, с восхождением на горы, преодолением ущелий с помощью канатных
тропинок и форсированием водопадов. Иностранные туристы такими маршрутами не пользуются, тем более что прохождение веревочных маршрутов имеет ограничение по весу – до 80 килограммов, а наш турист все-таки, как правило, увесист. А вот китайцы любят себя утруждать и делают это с удовольствием. Они вообще помешаны на спорте. Каждое утро в парках и на набережных сотни китайцев синхронно двигаются под музыку. Вечером в тех же местах все танцуют коллективные танцы.

Туристам активно продают поездку в Наньшань – недавно построенный центр буддизма. Съездить туда, может быть, и стоит: Наньшань стоит на берегу моря, здесь очень красивый парк, вписанный в неиспохабленный антропогенным фактором горный ландшафт.

Что касается буддизма, то это очень странное место, потому что стоят какие-то культовые сооружения, но никакой религиозной жизни не видно. По Наньшаню можно гулять целый день и не встретить ни одного буддийского монаха. Так что это, скорее, хитрая заманка для выжимания из туристов денег в бюджет, потому что у китайцев очень прагматичное отношение к религии. Сами они говорят, что верующего населения у них не больше 10 процентов, – годы государственного атеизма дают о себе знать. Причем в эти 10 процентов входят и буддисты, и христиане, и мусульмане. При этом основную китайскую конфессию – конфуцианство – китайцы считают не религией, а философской доктриной. Что касается ислама, то Хайнань как раз центр компактного расселения хуэйцзу – народа, который у нас называют дунгане. По внешнему облику они больше напоминают наших среднеазиатов, у них тюркский, а не китайский язык. Дунганские мечети строят среди пагод, так что народ вполне ассимилированный, в отличие, например, от уйгуров.

Обязательно нужно съездить на Остров обезьян. Главная фишка поездки в том, что ты долго едешь на фуникулере вглубь острова. Виды при этом открываются абсолютно фантастические – на пролив, на мегаполис вдалеке. А с другой стороны острова расположился Радужный пляж – это совершеннейший Баунти из рекламы, с дикой, не затоптанной природой. Впрочем, через полгода китайцы про него прознают, и Радужный пляж заполнит человеческая биомасса.

Еще одно сильное впечатление я неожиданно получила в местном парке развлечений.
Днем там обычные аттракционы, а по вечерам показывают потрясающе красивое и технологически совершенное шоу «Легенды и мифы Китая». Там и элементы цирка, спецэффекты, и невероятный звук, и активное взаимодействие со зрителями. Ничего подобного я нигде прежде не видела.

Примечательно, что весь туризм в Китае государственный. И все эти суперкомфортабельные многозвездочные отели также принадлежат государству. Такого сервиса, как в китайских отелях, нет ни в тайских, ни в малайских. Если во всем мире отельные гиды приходят с утра на часок, в Китае они сидят с девяти утра до семи вечера на ресепшн, ты можешь спросить, попрсить. Единственный китайский туроператор «Дружба» за этим следит. Уборщица приходит
дважды в сутки. Еще к тебе обязательно в дверь постучится мальчик с блокнотиком и спросит, все ли у вас хорошо, все ли нравится. Кого-то это раздражает, а меня забавляло. Нигде нет грязи, нигде не наплевано – государственный контроль за всем. Это все невероятно, потому что это не национальная черта, а черта государственного строя. То есть Китай наглядно показывает, что государство может обеспечивать тот же самый комфорт и соответствие уровню запросов не хуже частников. А может, и лучше.

ТЕКСТ: ДАРЬЯ МИТИНА